Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
 
22 сентября 2017 года, 0 часов 11 минут Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Ролик АРХИЛЕНД
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
СТРАТЕГИЯ СОЗДАНИЯ «НЕКЛАССИЧЕСКОГО» САДА ЖИЛЯ КЛЕМАНА
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура

М. В. Скопина

 

Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет

 

Какой сад мы можем назвать «неклассическим»? Где и как мы можем определить ту грань, которая отделяет классический европейский сад, взятый в общем смысле этого слова, от сада неклассического?

Сегодня ландшафтные архитекторы пытаются переосмыслить восприятие сада, которое формировалось в течение многих столетий. Ещё сто лет назад люди классифицировали вещи и феномены. Как об этом свидетельствует ряд исследований, современный парк восходит к таксономической парадигме, появившейся в эпоху Ренессанса в виде кунсткамеры. Парк задуман как пространство классификации, организованное с помощью своих элементов. Логика, соединяющая эти элементы, та же, что и у коллекции или музея. В романтическую эпоху сад рассматривался как коллекция скульптур, выстраивался как «серия последовательно организованных картин» (Кармонтель) либо представлял собой коллекцию архитектурных монументов (так же как археологическиеveduteПанини, Робера, Пиранезе). Базовым принципом распределения элементов в пространстве – растений или «фабрик» – был исторический, географический или ботанический.

Порядок в расположении растений и разделение их на «плохие» и «хорошие» существовали на протяжении всей истории садов. Однако сегодня эти факторы садово-парковой архитектуры все чаще ставятся под вопрос.

В этой связи интересно обратиться к работе Жиля Клемана – ландшафтного архитектора, энтомолога, биолога, который предлагает дистанцироваться от традиционного сада, где вещи и растения были расположены согласно определенной системе, следуя более или менее строгому порядку. Он выступает против незыблемости классификаций, моделью которых являлись ботанические сады. Согласно Клеману, подобный рационализм не является отныне более возможным, принимая во внимание возникновение «биологического фактора».

Однако Клеман не заменяет классификации нового времени отсутствием связей, комбинаторикой или формальным соположением элементов парка. Он обращается к другой классификации, менее строгой и формальной –ламарковой классификации. Если дарвиновская классификация базируется на идее естественного отбора, то «трансформизм» Ламарка оставляет место сосуществованию элементов, их разнообразию. Растения, которые вырастают в одном и том же месте, так же как насекомые и животные, обитающие на этом участке, образуют хрупкую биологическую систему. Роль создателя парка заключается в том, чтобы выявить и понять механизмы, которые связывают породы между собой с целью сохранения разнообразия. Клеман утверждает: «План сада, изменчивый с течением времени, зависит от того, кто его поддерживает, он не возникает из концепции, задуманной в архитектурной мастерской». Территория сада не разграничивается аллеями или шпалерами так, как это всегда было в классическом саду. Цветочные массивы формируют островки, окруженные зонами скошенной травы. К тому же, форма сада эволюционирует естественным образом, согласно сезонам. Так, например, однолетние и двухлетние цветы умирают, а их семена, уносимые ветром, дают жизнь новым цветам. Некоторые виды исчезают, другие появляются. Таким образом, островки цветов расширяются, распространяются, сокращаются или перемещаются, то есть происходит непрерывное изменение формы сада.

Другая характеристика традиционного сада – это его закрытость. Классический сад всегда отгорожен от пространства, находящегося за его пределами. Сама этимология слова «сад» указывает на то, что это «огороженное место». Например, в славянской группе мы находим большое количество слов, обозначающих сад как закрытую, огороженную территорию: польское «ogród»; чешское «grad»; русское огород - огородити - городити - городъаналогия: «градарь», «садовник», «вертоград»; первоначально огород - "огороженное место", затем "огород, сад".Мы можем предположить, что все эти слова равнозначны как образы пространства «отовсюду огражденного».

Сад – это микромир, островок покоя и умиротворения, вписанный в ткань будничного, повседневного существования города, но в то же время отгороженный от него.

Жиль Клеман и в этом смысле порывает с традиционной структурой сада, утверждая, что сад не имеет границ как таковых, что он может быть рассмотрен, какбесконечный сад в движениипороды которого перемещаются из региона в регион или из страны в страну, переносимые ветром, животными или человеком. Вводя концепцию Планетарного сада, Клеман рассматривает нашу планету как большой сад. Для планетарного сада границей является биосфера, поверхностный слой вокруг планеты, лимитирующий также границы появления жизни [1].

С одной стороны, «Планетарный сад» является парадоксальной концепцией, так как это сад без границ. «Планетарный сад» – это вся планета Земля. С другой стороны, это указывает на то, что сама Земля, как и сад, является ограниченным пространством, и так же как сад обладает конечным биологическим разнообразием [2]. Это говорит об экологическом подтексте «планетарного сада». Сама планета должна восприниматься не как бездонный ресурс человечества, а как ограниченное пространство, обладающее хрупким балансом всего живого.

Подводя итоги, мы можем сделать вывод, что Ж. Клеман намеренно порывает со структурой традиционного сада, где вещи и растения были расположены в строгом порядке. Он выступает против разделения элементов, против границ сада, а также против неподвижности растений.

Следовательно, мы можем предположить, что план сада постоянно меняется по двум траекториям:

- спонтанно под воздействием сил самой природы;

- в результате деятельности человека: по замыслу архитектора, главным инструментом которого является движение, а главным материалом – растения.

Сегодня архитекторы все больше приходят к тому, чтобы переосмыслить оппозицию между функциональным и эстетическим (пользой и красотой), которая была введена архитектурой модернизма. Анализ вызовов нашего времени – экологических, социально-экономических, энергетических, культурных и т.д. факторов, а также анализ способов противостоять этим вызовам, дает архитекторам возможность вырабатывать стратегии гибкого проектирования, позволяющие уйти от оппозиции красота/польза и создавать объект в гармонии со своим местом и окружением.Проектировочный метод Жиля Клемана, несомненно, принадлежит к числу подобных стратегий.

 

Литература

 

1. Gilles Clement.Le Jardin planétaire (avec Claude Éveno)/ Gilles Clement. –Paris: L'Aube/Château-Vallon, 1997.

2. Voyage au Jardin planétaire, carnet de croquis (avec Raymond Sarti). – Paris:éd. Spiralinthe, 1999,nov.

Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура



Rambler's Top100