Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
 
27 апреля 2017 года, 15 часов 47 минут Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
Ролик АРХИЛЕНД
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура
ПРИРЕЧНАЯ АКТИВНОСТЬ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА
Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура

Е. В. Гуськова - Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет

В начале XXIвека произошло масштабное переосмысление функциональной насыщенности приречных пространств. Быстрыми темпами происходит осознание высоких достоинств и особенностей подобных территорий. Тенденция ревитализации береговых участков, создания системы общественно доступных и композиционно выразительных пространств и их архитектурно-ландшафтная организация стала очевидной в последние годы.

Точкой отсчета осознанного и планомерного исторического формирования приречной территории можно назвать 18 век, когда «в связи с перестройкой провинциальных городов, предпринятой Комиссией строения И. И. Бецкого, развернулось значительное по тем временам строительство набережных в таких городах, как Тверь, Нижний Новгород, Царицын, Кострома, Торжок, Казань, Саратов, Ярославль» [1]. В тот же период при строительстве Петербурга появились знаменитые набережные Невы.

«Набережная – особый вид открытого городского пространства линейной конфигурации, примыкающего к берегу водоема или водотока, включающий в себя: а) берегозащитные сооружения; б) пешеходный озелененный бульвар; в) проезжую часть улицы; г) фронт застройки общественно-рекреационного, жилого назначения» [2]. Определение, данное А. Г. Большаковым в 2009 году, свидетельствует об окончательно сформировавшемся понятии набережной, как линейной структуры, развивающейся параллельно реке или водотоку.

Двумя десятилетиями ранее (1991 г.) А. П. Вергунов дал другое определение: «набережные – это объемно-планировочные комплексы у водоемов, занимающие значительные городские территории. Они непосредственно связаны с городской застройкой и акваторией. Комплекс набережной включает общественные сооружения, жилые здания, естественный или искусственно создаваемый прибрежный ландшафт, а также подземные и наземные инженерные сооружения и оборудование» [3]. Считается, что эти определения обозначают один и тот же элемент городской структуры – набережную, т.е. «на берегу», но по факту – это абсолютно разные пространственные образования.

В исследовании А. Г. Большаков использует такое понятие, как «вдольбереговая улица». Это объясняет сформированное пространственное развитие приречной территории: бульвар – линейная структура, транзитные транспортные связи имеют «вдольбереговое развитие», и ограничивается это «фронтом застройки» – столкновением с плотно застроенным пространством. Структура параллельного «вдольберегового» развития породила такую проблематику, как отрезание реки от общегородской структуры, функциональную недогруженность и малоэфективность приречных территорий, их заброшенность и размещение транспортных магистралей на набережных, ограничивающих пешеходную доступность.

Таким образом, для преодоления отрезанности необходимо ввести активные перпендикулярные связи-выходы к реке. В исследовании по проектированию набережных Большаков настоятельно рекомендует устройство поперечных связей с шагом 50-100 м и даже нормирует ширину пешеходных спусков 1,5-2,5 м [2].

Но в современном мире с безудержным развитием технологий и возрастающими возможностями изменилось восприятие и представление о пространстве. Активная информационная заполняемость, сложные взаимодействия между медиа и городской средой приводят к созданию пространств с новыми качествами: виртуальными, динамичными, «климатическими» и др.

По существу, «вдольбереговое» развитие не включает реку в общую ткань города, а наоборот, развивается параллельно, и река воспринимается лишь вскользь. Предлагаемая линейная структура приречного пространства с линейной организацией пешеходного бульвара, полосы озеленения, транзитной парковой дороги, снова пешеходного променада, завершающаяся «фронтом» застройки – это путь не к реке, а полосы сплошных препятствий, с развитием параллельного водной акватории пространства. Поэтому, если уж стоит на современном этапе градостроительного развития задача включения реки в общую городскую структуру, то путь преодоления отрезанности реки подразумевает более смелое (активное) внедрение реки в структуру города. Для этого вводится понятие ПАФ (приречная активность формирования). Это своеобразные «проколы» городской ткани, обеспечивающие контакт урбанизированного пространства с природным, путем преодоления «отрезающих» пространств.

Для более детального рассмотрения и анализа структуры развития приречной территории были выбраны приречные пространства центральной части следующих исторических городов: столицы, как показатели перспективных тенденций развития, Москва и Париж, и крупнейшие промышленные города, региональные центры – Н.Новгород и Лион. Общие характеристики и исходные данные исследуемых городов позволили провести параллели в функционировании городских образований, их численных характеристиках, схожести географической ситуации (таблица).

 

Таблица – Сравнение фактических характеристик исследуемых городов

 

города - столицы

крупнейшие промышленные города

Москва

(Россия)

Париж

(Франция)

Нижний Новгород (Россия)

Лион

(Франция)

река (реки)

Москва

(до 19 века

р. Москва и приток

р. Неглинная)

Сена

Волга и ее

приток Ока

Рона и ее

приток Сона

рельеф

переменный

ровный

правый берег Оки - высокий

правый берег Соны - высокий

площадь города

1081 км²

 

768 км²*

(105,4)

410 км² 

 

521,49 km²* (47,87 km²)

численность населения, тыс.чел.

10 470,32

11 174,740*

(2 166,2)

1278,3

1 267,08*

(467,4)

плотность, чел./км²

9 685

14 549

3 117

2 429

средняя ширина реки в границах города, м

170

131

Ока – 550

Волга – 875

(соотношение ширин Оки к Волге составляет 0,63)

Сона – 116

Рона – 173

(соотношение ширин Соны к Роне составляет 0,67)

* - обозначены параметры городской агломерации

 

«Развертывание» приречного пространства и анализ размещения архитектурных объектов, а также организации общественных пространств в приречной зоне на примере европейских городов позволили определить их равномерное распределение вдоль береговой линии. В российских городах наблюдаются промышленные пятна, дерегенирирующие приречную ткань.

На примере исследуемых городов, был проведен анализ динамики численности населения, который позволил выявить периоды спада в каждом городе. Для Парижа этот период выпал на 1940-1950-е гг., для Москвы – 1920-е гг., для Лиона – 1980-1990-е гг., для Н. Новгорода – современный период. Также было выявлено, что периоды спада и выхода из демографического кризиса для городов-столиц проходят более динамично (около 10 лет), чем для региональных центров (где сроки увеличиваются больше, чем в 2 раза).

Сопоставление хронологической последовательности создания социально-значимых архитектурных объектов – объектов регенерации «ОР», образующих ПАФ, и периодов спада численности населения позволило проследить прямую зависимость в преодолении убывания численности населения исследуемых городов. Например, в Москве конец 1920-х – начало 1930-х гг. сопровождались созданием ЦПКиО им. Горького, парком на Красной пресне и строительством Мавзолея на Красной площади. В итоге к 1930-м гг. численность населения увеличилась вдвое.

Функциональный анализ архитектурных объектов помог сделать вывод, что основные отдельно стоящие объекты, влияющие на развитие ПАФ, носят культурную функцию (театр, музей, библиотека, выставочный комплекс), а комплексные объекты имеют деловую функцию в качестве преобладающей и носят многофункциональный характер (бизнес-сити, спортивный комплекс, рекреационно-досуговый комплекс: деловая, досуговая, культурная, спортивная, торговая функции и общественного питания).

Изучение взаимосвязи архитектурных «ОР» с рекой и отражение пространственного решения на размещение в приречной зоне показало, что почти все функционирующие общественные пространства отрезаны от реки транспортными коммуникациями. Они не используют свое преимущество размещения в приречной зоне города, что занижает эстетические качества подобного пространственного решения и снижает функциональную вариативность использования.

На примере мирового опыта развития приречных пространств, прослеживается важная роль коммуникативных объектов (пешеходных мостов) в задаче формирования приречной активности, а также создание разно-уровневых пространств с целью преодоления транспортных препятствий. Примером решения приречного пространства р. Даугавы в Риге может послужить метод, выбранный датской архитектурной мастерской BIG, где транспортная магистраль переносится в подводный уровень, позволив решить береговую территорию в общественных целях для неограниченного доступа горожан.

Для приречной активности характерно комплексное формирование пространства, сопровождаемое размещением значимого архитектурного объекта или группы объектов в естественно или искусственно созданном прибрежным ландшафте. К примеру, приречная активность восточного округа Парижа образована дворцом спорта Берси (арх. М. Андро, П. Пара́, Э. Гювана, 1984 г.), парком Берси (1993-1997гг.), синематекой (архитектор Ф. Гэри, 1994 г.), а пешеходный мост Симоны де Бувуар, созданный группой архитекторов FeichtingerArchitectes, в 2006 г., соединяет комплекс Берси с Национальной французской библиотекой Франсуа Миттерана (арх. Д. Перо, 1995 г.).

Таким образом, интенсивность центра приречной активности, выражаемая количеством посетителей (людей на единицу пространства (га, м2) в период времени (год, месяц, день) - чел/га (м2) в год (мес., день), с учетом периодического использования, повседневного или эпизодического), складывается из создающих это пространство функциональных объектов. К примеру, число посетителей Лувра за 2006 год составило 8 348 000 чел., Эйфелевой башни за всю историю 236 445 812 чел., а количество человек, прошедших по недавно открытому для движения метромосту в Н.Новгороде составило 10 чел. за 1 час, хотя он не предусмотрен для пешеходного использования, ширина тротуара колеблется от 40 до 80 см, сокращаемая местами фонарными опорами. Соответственно интенсивность посещаемости будет варьироваться в зависимости от типа объекта. К примеру, приречная активность, сформированная архитектурными объектами оффисно-деловой функции, будет составлять больший показатель в будние дни, активность пространства, сформированная объектами культурной и развлекательной функции, будет привлекать посетителей преимущественно в выходные и праздничные периоды. Варьируется также и площадь, занимаемая объектами приречной активности. Было установлено, что отдельно стоящие здания, образованные монофункциональными объектами с культурной функцией: театр, музей, выставочный комплекс, концертный зал – занимают площадь в пределах 10 тыс.кв.м. – в то время как полифункциональный архитектурный объект-комплекс с развитой внутренней инфраструктурой (основные функции: деловая, культурная, развлекательно-досуговая, спортивная, торговая, общественного питания) занимают территорию целого района 100 -300 га.

Таким образом, активность будет повышаться при функциональном «развертывании» (насыщении) пространства: парк, пешеходный бульвар – низкая активность; включение архитектурного объекта с общественной монофункцией – повышение уровня активности; мультифункциональное формирование пространства, организация пешеходных связей с противоположным берегом также дают дополнительные баллы, повышающие общий уровень активности.

Активность имеет обратную зависимость от расстояния. Чем дальше от центра города, тем выше должна быть активность и наоборот [3]. Это связано, прежде всего, с тем, что в центральной части приречная активность дополняется близлежащими социально-значимыми объектами, насыщающими центр города, в периферийной части компенсация происходит за счет автономности организуемой структуры, которая должна во многом себя обеспечивать сама в силу увеличения расстояний до сопутствующих объектов. Итак, уровень активности центральной части города может составлять 30-50 %, с учетом дополнения прилегающими объектами, срединной части – 50-70 % и для периферийной части города – 70-100 %.

Таким образом, посредством ПАФ, которое отражает состояние активной востребованности городского приречного пространства, сформированное объектами социально-функционального назначения, служащими центрами притяжения для городского населения, обеспечивается взаимосвязь городской ткани с рекой, организуется доступ жителей к водным пространствам. Возвращаясь к началу статьи, следует отметить, что определение данное А. П. Вергуновым относилось именно к пространствам приречной активности, а не к набережным в современном понимании градостроительного развития.

«Городская среда достигается созданием образа, который в свою очередь формируется на общедоступных пространствах, где демонстрирует динамику городской жизни, то есть места разных активных действий» [5]. В современном городе происходит интенсивное сокращение открытых городских пространств, «уплотнение» застройки, активное развитие транспортной инфраструктуры. В этой связи ПАФ позволяет выработать городу свой уникальный профиль и обеспечить пространственную взаимосвязь города с рекой, создать композиционно развитое и функционально насыщенное общественное пространство с формированием выразительного образа и высокими эстетическими качествами в отличии от набережных.

 

Литература

 

1. Саваренская, Т.Ф. История градостроительного искусства. Поздний феодализм и капитализм [Текст] : [учеб. для архит. спец. вузов] / Т.Ф. Саваренская, Д.О. Швидковский, Ф.А. Петров. - М. : Стройиздат , 1989. - 390 с.

2. Большаков, А.Г. Проектирование городской набережной [Текст] : учебное пособие / А.Г. Большаков. - Иркутск : Изд-во ИрГТУ, 2009. – 120 с.

3. Вергунов, А.П. и др. Ландшафтное проектирование [Текст] : Учеб. пособие. - М.: Высшая школа, 1991. - 240 с.

4. Гуськова, Е.В. Градостроительный потенциал береговых пространств [Текст] / Е.В. Гуськова // Urban Design and Ecology: International perspectives / Городской дизайн и экология: международные перспективы. Материалы международной конференции. Изд-во Политехн. ун-та. - СПб., 2008. – С.15-16/ р. 48-49.

5. Высоковский, А.А. Места активных действий [Электронный ресурс] : А.А. Высоковский. – Режим доступа : http://kak.ru/columns/urbanenvironment/a3194/

Алаир. Ландшафтный дизайн. Ландшафтная архитектура



Rambler's Top100